Мир Детства » Культура » Мир детства в искусстве » Образ ребенка в русском искусстве

Образ ребенка в русском искусстве

XIX городская открытая научная конференция школьников,

посвящённая памяти академика А.А. Ухтомского

 

«Образ ребёнка в русском изобразительном искусстве»

 

 

Выполнила

Тулина Кира Андреевна,

ученица 10 класса 

МОУ СОШ № 32

имени академика А.А. Ухтомского

 

Научный руководитель

Щербак  Эллина Юрьевна

 

 

Рыбинск

2012 г.

Оглавление

 

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

1. Детские образы в иконописи . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

2.  Образ ребёнка в русской живописи XVII – начала XVIII века. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

3. Образ ребёнка в русской живописи второй половины XVIII века . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

4. Образ  ребёнка в изобразительном искусстве XIX века . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .11

4.1. Образ  ребёнка в изобразительном искусстве первой половины XIX века . . . . . . . . 11

4.2. Образ ребёнка в изобразительном искусстве второй половины XIX века . . . . . . . . .12

5. Образы детей в живописи конца XIX – начала XX века . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14

6. Образы детей в живописи советского периода. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .16

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18

Литература . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20

 

Введение

 

На протяжении столетий мир детства изучали и по-своему отображали философия и литература, живопись и скульптура. В этом «мифе о детстве» живут мечты, не всегда полностью воплотившиеся в жизни взрослых людей, детские воспоминания и размышления, не всегда соответствовавшие действительности, но впитавшие в себя мудрость и надежды многих поколений. 

В современном мире взрослых тема детей и подростков актуальна в самых различных аспектах. Выставочные проекты, посвящённые образам детства в искусстве былых эпох, игрушкам и играм, педагогическим идеям, отвечают общественной потребности разобраться в том, как же воспринимать нынешнее подрастающее поколение с их новыми запросами по-своему творить окружающий мир.

Дети в семье, с родными, прежде всего с матерью; дети в школе; дети среди своих любимых игрушек, захваченные чтением, рисованием, игрой; дети, познавшие бедность и тяжёлый труд; дети и природа, дети и история – вот далеко не полный перечень тем русской живописи, позволяющий проникнуть в душевный мир ребёнка. 

Глядя на лица детей, мы с любопытством и надеждой пытаемся увидеть открывающиеся перед ними возможности, задатки, которые в дальнейшем воплотятся в единственный в жизни путь каждого из них. Судьбы детей, запечатлённых на многих портретах русских художников, уже состоялись; некоторые из них известны в подробностях, о других можно догадываться исходя из сословной принадлежности или исторического контекста. Загадка их будущего разгадана во времени и может отчасти раскрыть перед нами важность детства в становлении человеческой личности. 

Цель: описать как русские художники различных исторических эпох и художественных школ решали задачи детского портрета 

Задачи:

Определить особенности изображения ребёнка в иконописи.

Выявить когда появился детский портрет как самостоятельный жанр.

Обосновать какова главная функция детского портрета в различные исторические эпохи.

Гипотеза: Портреты, исторические и жанровые картины воссоздают не только окружение и облик детей прошлых эпох, но и философские представления о детстве различные во все времена. 

1. Детские образы в иконописи

 

Мир детства – неотъемлемая сторона образа и культуры любого народа. Однако научно-познавательный и художественно-гуманитарный интерес к этому вопросу возникает лишь на определённом этапе социального и культурного развития общества. Большой вклад в понимание этого мира внесли литература и искусство.

В древнерусском искусстве изображение детей непосредственно связано с религиозной тематикой. Русская церковь настойчиво требовала изгонять из духовной живописи все земное. Поэтому детский образ отличается определенной условностью.

Перед иконописцем стояла задача создания образа, созвучного христианскому пониманию. Персонажи иконы вне возраста – дети условны, они не обладают чертами детскости. Условный образ младенца используется иконописцами и при изображении души: художник писал спеленатого младенца, чтобы напомнить зрителю о детской чистоте, безгрешности и невинности.

 В изображениях «Богородицы и Христа-Младенца»  Христос больше походит на маленького взрослого человека с резкими чертами вполне сложившегося характера. В выражении богословской идеи Предвечный Младенец не разделяет со смертными слабостей детского возраста, и в младенческом своем образе являет строгий характер искупителя и небесного Судии. Потому в изображении «Богородицы с Христом-Младенцем» иконопись избегает намеков на природные, наивные отношения между обыкновенными матерьми и их детьми. Богородица изображается в нашей иконописи более задумчивой и углубленной в себя, нежели внимательною к носимому ею, и только наклонением головы иногда сопровождает она выражение на лице какого-то скорбного предчувствия, обыкновенно называемое «умилением». В ней слишком много мужественного и строгого, чтоб могла она низойти до слабостей материнского сердца, а в самом Младенце столько возмужалого и зрелого, что с его величием была бы уже несовместна резвая игривость неразумного младенца. Для этого он изображается ребенком не самого раннего возраста, а уже несколько развившимся, чтобы зрелость мысли в его лице менее противоречила детской фигуре.

Изображая детей, иконописцы придавали им определенную «зрелость». Подчас ребенок зрительно отличается от взрослого лишь своим масштабом да отсутствием  бороды и усов. Если обратить внимание на икону кисти Прокопия Чирина «Великомученик Димитрий Солунский и благоверный царевич Угличский и московский Димитрий», то мы найдем младенца Димитрия одинаковым по росту с воином Димитрием Солунским, масштаб, определяющий возраст, здесь не играет роли. 

Образ, каким он предстоит нам с иконы, является изображением внутреннего человека, у которого всегда только один «идеальный возраст». «Идеальный возраст» – это определенный показатель духовной зрелости, мера «полного возраста Христова». Духовную зрелость следует отличать от житейского опыта; она меньше всего зависима от величины временного отрезка жизни. Святые младенцы и отроки успели-таки войти в «идеальный возраст», а закоренелый грешник далек от него.

 Любая каноничная икона «Введение во храм» подтверждает сказанное: детская фигура Марии отличается от Ее взрослых изображений только масштабом, даже облачения остаются неизменными – трехзвездный мафорий и синяя туника.

 Обнаруживается одна типичная особенность при передаче одежд у детей: наряду со взрослыми облачениями, столь характерными для эпохи средневековья, встречаются снежно белые «сорочицы», присущие исключительно детям, белый цвет их символичен и обозначает чистоту детских душ. 

Таким образом, можно сделать вывод, что прием превращения взрослых в детей, а детей во взрослых свойственен преимущественно древнерусской иконописи. 

 

 

2. Образ ребёнка в русской живописи 

конца XVII – начала XVIII века

 

Особый мир сокровенных чувств открывается в творчестве художников, для которых дети служили вечным источником красоты и вдохновения. Живописцы, изображая детские образы, следовали культурным и нравственным канонам своего общества. Если западно-европейские художники в течение нескольких веков осваивали духовную сферу детского портрета, то русским мастерам приходилось ускоренными темпами искать и разрабатывать изобразительные средства и способы отражения мира детства. Детские образы в русской живописи наделены непередаваемой самобытностью, психологизмом, присущим отечественным мастерам.

История Руси до XVII века во многом была безличной – это не была история лиц, отдельных персонажей. Жизнь средневековой Руси была общественной, в которой не находилось места индивидуальности. А где нет осознания себя как человеческой личности, нет понимания себя как взрослого, не будет и адекватного отношения к детству.

Путь человеку задавался изначально при рождении, и отклонений практически не было. Дети в те времена в точности воспроизводили путь своих родителей: они наследовали их социальный статус, уровень достатка и образованности.

 И все же в живописи появляются новые черты: художников начинают интересовать реальные лица. Сначала это лишь важные «персоны». Именно от этого слова ведет происхождение «парсуна» – портрет личности, не являющейся святым. Парсун с изображением детей немного. Они по-прежнему лишь «уменьшенные» взрослые, черт детскости в них не найдешь. Одежда подчеркивает их достаток, принадлежность к определенному социальному кругу.

Начиная с 1712 года, пишет портреты сподвижников Петра I и членов царской семьи художник Иван Никитин. Среди ранних работ привлекают своей искренностью и теплой добротой детские портреты. Они во многом наивны, в них чувствуются отголоски парсунной живописи, но композиция и колорит уже приближены к европейским требованиям. Художник стремится понять и передать движения души портретируемых, человеческую индивидуальность.

  Простодушна и лукава семилетняя царевна Анна. Серьезно и немного настороженно смотрит на мир будущая императрица четырехлетняя Елизавета Петровна. Портрет дочери Петра I, Елизаветы, будущей императрицы – самое раннее из известных восемнадцати полотен придворного художника. В нем ощущается некоторая скованность в изображении фигуры, плоскостность в трактовке костюма и фона, но живой образ девочки полон обаяния. Чувствуется стремление художника к передаче не только внешнего сходства, но и настроения, к раскрытию внутреннего мира портретируемой. Пышный парадный костюм ребенка, тяжелое платье с большим декольте, горностаевая мантия на плечах, высокая прическа взрослой дамы – дань требованиям времени

Живопись XVIII в. приобретает европейские черты: художники осваивали перспективу, объемы предметов, изучали анатомию. Тема детства в русской культуре приобретает самостоятельное звучание. Среди жанров особое место занимает детский портрет, как правило, парадный. Статичность «парсуны» в портрете частично сохраняется, но художники уже пытаются писать натуру такой, какая она есть: пропорции тела, выражение лица на портрете принадлежат ребенку. Однако, одетый по-взрослому, ребенок пытается играть роль взрослого. «Взрослый в миниатюре» – вот наиболее распространенная фабула детского портрета эпохи его становления.  

 Иван Яковлевич Вишняков – знаменитый русский художник-портретист, монументалист, декоратор, один из представителей светского портрета в стиле  рококо.
Как ни одному художнику его времени, И. Вишнякову удавались детские портреты. За скованной условностью парадных портретов мы видим серьезное и уважительное отношение к миру ребенка, отличному всеми чувствами и переживаниями от мира взрослых. В знаменитом портрете «Сары Фермор» ради изысканной красоты текучих линий и цельности силуэта фигуры он наделяет юную дочь начальника Канцелярии от строений В. Фермора чрезмерно длинными руками. Словно дивный цветок неземной красоты, расцветает над великолепным муаровым платьем нежное девичье личико Сары Фермор. Легким, невидимым касанием кисти вылеплено лицо Сары так живо, что кажется осязаемой нежная кожа ее бледных щек и тепло алых губ, а в ее темных блестящих глазах можно уловить трепет жизни чистой души ребенка. На девочке нарядное платье из серебристо–голубого муара. Ее напудренные волосы уложены в модную прическу. В тонкой руке Сара, подобно взрослой даме, чинно держит веер. Рядом с обязательными атрибутами парадности автор портрета пишет созвучный образу девочки легкий изящный пейзаж с двумя деревцами, хрупкими, как и сама Сара. 

Вильгельм Георг Фермор был почти на десять лет моложе своей сестры Сары-Элеоноры. Возможно, такой же срок разделяет вншняковские портреты этих детей. Лицо  десятилетнего мальчика, на первый взгляд, кажется схожим по живописи с лицом сестры; незаметные в своей легкости мазки белой, порой чуть подцвеченной краски, в нужных местах оставляющие открытым желтый грунт с проступающей текстурой холста, создают впечатление бесплотности, воздушного сияния. Родственно раннему портрету и ощущение безмятежной тишины,  высокого целомудрия.

Декоративно исполненный портрет (красное платье на темном фоне, лежащая рядом с рукой пышная роза) донес до нас черты малолетней дочери сенатора Пуговишникова.

Мастер психологической характеристики, Вишняков внимательно изучает и тонко передает лица своих персонажей. Тело и фон для него – это не характеристика человека, и потому он пишет фигуры безукоризненно задрапированными, плоско и схематично. Но лица в портретах пронизаны теплотой и душевностью, в них есть «особая интимность и непритязательность», обаяние и цельность образа. Органичное соединение парсунности, декоративной парадности и внешней статичности создают удивительный эффект, на фоне которого внутренний мир человека царствует над нарочитой скованностью фигуры. 

 

3. Образ ребёнка в русской живописи 

второй половины  XVIII  века

 

Во второй половине XVIII  века в искусстве происходит открытие детства, детского тела, манер, речи. Детство начинает осознаваться как особое время в жизни человека, которое имеет периоды: младенчество, детство, подростковый возраст, юность. Само время детства удлиняется, так как в шестнадцать лет юный дворянин вступал во взрослую службу. В семье ребенок не просто наследует честь и имущество семьи, он должен воспитать в себе качества и умения, которые поддерживают социальный статус. Появляется представление о том, что детей надо специально учить и уделять этому громадное внимание. В искусстве, наряду с элементами барокко и рококо, царит классицизм. На создание идеального образа нацелена работа художника, в портрете подчеркиваются идеальные черты. 

  «Портрет Алексея Григорьевича Бобринского» кисти Карла Людвига Христинека, российского художника немецкого происхождения, не обладает богатством оттенков цветового тона, тонкой нюансировкой цвета, но исполнен строгой, точной и «добротной» кистью. Художник прекрасно знает, что, начиная с пятилетнего возраста, детей высокого происхождения одевали в одежду взрослых, так что покрой камзола и кафтана семилетнего мальчика, его пудреный парик и треугольная шляпа подмышкой никогда не вызывали вопросов. Детский парадный портрет в модном взрослом наряде мог быть заказан и ранее пятилетнего возраста, и несколько позднее. Цель такого заказа – демонстрация социального статуса изображенного. Россия усвоила этот тип портрета вместе с европейской модой. И заказчиком, и исполнителем портрета учтена даже такая характерная деталь как обычно носившаяся подмышкой шляпа-треуголка, которую крайне редко надевали на голову из-за слоя пудры и помады, а также потому, что сложная прическа не позволяла ее удержать в нужном положении.

Развитие жанровой живописи в России в XVIII веке шло замедленным темпом. Она почти не имела спроса среди заказчиков и не пользовалась покровительством Академии художеств. Картина Ивана Фирсова «Юный художник» – одно из первых произведений русской жанровой живописи, по своему содержанию, замыслу и изобразительной форме не имеющее аналогий в русском искусстве XVIII столетия.

Сценка, написанная И. Фирсовым, кажется выхваченной из жизни. Художник искусно передает непринужденную естественность поз и движений. С меткой наблюдательностью, свойственной подлинному реалисту, изображены спокойная и ласковая строгость матери, лукавство и нетерпение маленькой натурщицы, самозабвенное увлечение юного живописца. Правдивая верность характеров и создает то чувство поэтического очарования, которым проникнута вся картина.

    У истоков жанра детского портрета в русской живописи стоял Дмитрий Григорьевич Левицкий. Единодушно этот жанр признается одной из труднейших разновидностей портрета. Тем очевиднее заслуга художника на этом поприще. Прелесть и чистота светлого мира юной души увлекли и захватили Д.Г. Левицкого  во время работы над портретами детей Воронцовых. В конце 1780-х – начале 1790-х годов мастер исполнил портреты сестер Воронцовых. Левицкий учитывает возрастное различие девочек и несхожее состояние их внутреннего мира, которое проявляется внешне в своеобразной мимике лица, выражении глаз, рисунка губ. В старшей – Марии художник видит острый ум, в средней Анне – наблюдательность и усидчивость, в Екатерине – повышенную эмоциональность, а в маленькой Прасковье – несмелость и застенчивость. Стройные, хрупкие девочки очень похожи друг на друга чертами лица. И в то же время они очень разные. Восемнадцатый век сумел оценить неповторимую ценность детства, которое согревает и наполняет новым смыслом жизнь семьи, открывает людям новые радости.

 

 

4. Образ ребёнка в русской живописи XIX века

 

4.1. Образ ребёнка в изобразительном искусстве

первой  половины XIX века

 

Истинное понимание детской психологии в русской культуре произошло в первой половине XIX века, в эпоху романтизма, когда детство стало восприниматься лучшей порой в жизни человека, прекрасной увертюрой, концентрирующей в себе максимум возможностей. 

 О стремлении русской живописи к большей естественности и раскрепощенности в трактовке детского образа свидетельствует картина В.А. Тропинина «Портрет Арсения Тропинина»  – одно из лучших и самых поэтичных произведений русской живописи первой половины XIX века. «Портрет Арсения Тропинина»  можно считать наивысшим достижением художника в передаче многопланового, хрупкого, вибрирующего внутреннего мира ребенка. Образ сына подкупает искренностью и чистотой эмоций, написан он легко и обобщенно. Изысканный колорит построен на сочетании золотисто-коричневатых тонов. Сквозь красочный слой и лессировки просвечивает розоватая тональность грунта и подмалевка. 

 В картинах Карла Брюллова переданы идеальные образы: возвышенные, безмятежные, благовоспитанные, мир предстает нарядным, жизнерадостным. Это мир счастья, красоты и гармонии. Картина «Всадница» изображает молодую даму на прекрасном коне и встречающую ее маленькую девочку, – воспитанниц Юлии Павловны Самойловой – Джованину и Амацилию. Счастливая девушка, возбужденная прогулкой, скачкой, ветром в лицо, круто осадила коня, маленькая подруга восторженно выбежала навстречу – и ей тут же передалось, многократно усилившись в ней, возбуждение всадницы; вороной конь косит глазом, храпит, пытается подняться на дыбы; чувствуя настроение хозяев, волнуются собаки; ветер гнет верхушки деревьев; бегут по небу облака: все возбуждено, взволновано, встревожено, но это радостное возбуждение, радостная взволнованность счастливых людей.

 

 Моделью для «Портрета Мариуччи» Ореста Кипренского была очаровательная девочка Анна-Мария Фалькуччи. Ее мать не отличалась достойным образом жизни. Кипренский, уезжая из Италии, выкупил Мариуччу у беспутной матери и поместил ее в монастырский пансион. Ей было 10 лет. На картине «Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке», написанной в 1819 году, Мариучче семь лет. Художник привязался к ней, полюбил девочку, помня, верно, и себя заброшенным ребенком в стенах Академии художеств, на его счастье. Когда художник писал портрет Мариуччи, он не знал, как сложится ее и его жизнь, но гвоздика в ее руке и венок на голове из садового мака, говорят, «на языке цветов» означают «о, милая, скромная девушка!» и «воспоминания о тебе со мною будут навсегда неразлучны, в счастии и в злополучии».

  В творчестве Алексея Гавриловича Венецианова объектом художественного и человеческого интереса становятся дети крестьянского сословия. В своих многочисленных произведениях на эту тему он создал проникновенный и поэтический мир деревенской детворы, живущей в гармонии с природой. Художник всматривается в лица крестьян, изучает их и стремиться передать их облик «вещественно и материально». В «Захарке» изображён крестьянский мальчик с топором за плечами, с огромной отцовской шапкой на голове. схвачено его не по летам смышленое выражение, нахмуренный взгляд, вздернутый нос и детские толстые губы. В картине «Вот-те и тятькин обед!» во всем облике неловкого мальчугана, уронившего бадейку с молоком, передано неподдельное огорчение. Пытается, как может, утешить его собачка. Паренька, возможно, и накажут за его неловкость, но не страх, а именно огорчение читается в глазах и во всем облике мальчика.

 

4.2. Изображение ребёнка в изобразительном искусстве 

второй половины XIX века

 

В XIX веке внимание к социальным вопросам, в том числе жизни детей низших сословий, утверждали в своем искусстве передвижники, в первую очередь Василий Григорьевич Перов. Образы прекрасного детства сменяются трагическими образами, демонстрацией страданий ребенка в жестоком мире. Это не случайные, подсмотренные со стороны «сценки из жизни», как это бытовало в живописи начала столетия, но широкая панорама жизни деревенской детворы, отображенная любовно и с глубоким пониманием. Образы детей интересовали художника на протяжении всего его творческого пути. Дети являются активными участниками действия в большинстве его произведений. В ряде своих работ Перов повествует о жизни крестьянских и городских детей, уделом которых были холод, голод, непосильный труд, жалкое нищенское существование.

 Невыносимые тяготы, тяжелая судьба, беспросветные страдания детей изобразил Василий Григорьевич Перов в картине «Тройка». Здесь царят глухие краски, тяжелый колорит. Художник написал картину в сумеречных коричнево-серых тонах, как бы показывая зрителю всю серость и низость того бездушного времени, сравнивая детей с тройкой запряженных лошадей, труд которых безжалостно используют богатые и сытые люди. 

 Художник Николай Петрович Богданов-Бельский очень хорошо знал своих маленьких героев: вырос в их среде, был когда-то пастушком. Немало портретов и пейзажей написано Н. Богдановым-Бельским, но в памяти людей он остался как художник, сумевший поэтично и верно рассказать о смышленой сельской детворе, жадно тянувшейся к знаниям. «У дверей школы», «Новички», «Сочинение», «Деревенские друзья», «У больного учителя», «Проба голоса», – вот название лишь некоторых из них. Чаще всего художник изображает детей в школе. Прелестные, доверчивые, сосредоточенные, задумчивые, полные живого интереса и всегда отмеченные природным умом – такими знал и любил крестьянских ребятишек Богданов-Бельский, такими увековечил в своих произведениях. На картине «Устный счёт» художник изобразил невыдуманных учеников и учителя. Известный русский педагог Сергей Александрович Рачинский, замечательный представитель русских образованных людей позапрошлого века, был доктором естественных наук и профессором ботаники Московского университета. На свои средства он открывает школу для крестьянских детей в селе Татьево Смоленской губернии и становится в ней учителем. Его ученики так хорошо считали устно, что этому удивлялись все посетители школы. Художник изобразил С.А. Рачинского вместе с его учениками на уроке устного решения задач. Между прочим, сам художник Н.П. Богданов-Бельский был учеником С.А. Рачинского, который заметил художественный талант мальчика и помог ему получить художественное образование.

 

5. Образы детей в живописи конца XIX – начала ХХ века

 

Живопись рубежа XIX – ХХ веков – эпоха, когда художники создают на своих полотнах особый мир детства,  смело выплескивают на холст всё богатство окружающего мира, совмещают жанры: здесь портрет и пейзаж, интерьер и натюрморт. И в центре – юное существо, воплощающее цветение весны.

 Выдающийся мастер портретной живописи Валентин Александрович Серов в отличие от представителей критического реализма предлагает совершенно другое решение темы детства. Его воплощение на полотнах образов детства лишено социально-критической ноты, хотя живопись В.А. Серова отличалась глубоко реалистической манерой изображения. Его полотно «Девочка с персиками» отмечено глубиной психологического постижения мира детства. Художник сумел проникновенно увидеть в присущем мировосприятии восторженность и радостность восприятия жизни, очарованность ею, которые уже никогда не повторятся в их взрослой жизни, обременённой тревогами и заботами. В 1887 г., В.А. Серов задумывает создать новое полотно, проникнутое светом и солнцем, неимущее в себе свежесть восприятия, которую он видел на картинах импрессионистов. Вот как сам В.А. Серов описывает идейный замысел изображения Веры Мамонтовой: «Всё, чего я добивался, это – свежести, которую всегда чувствуешь в натуре и не видишь на картинах. Писал я больше месяца и измучил её, бедную  до смерти, уж очень хотелось сохранить свежесть живописи при полной законченности, – вот как у старых мастеров». Другой замечательный детский портрет, также являющийся художественным шедевром в творчестве В.А. Серова, – это «Мика Морозов». Сын известного богатого промышленника и коллекционера живописи Михаила Абрамовича Морозова пятилетний ребёнок, отличавшийся незаурядными способностями, к тому времени уже говорил по-английски, самостоятельно изучал грамоту, отличаясь необыкновенной живостью натуры. В его одежде, внешнем облике нет и намёка на его социальный статус. Художник не стремился к передаче внешних атрибутов его социального положения. Свою задачу он видел в том, чтобы раскрыть сложный духовный мир ребёнка, ещё только-только начинающего познавать жизнь и восторженно воспринимающего её. 

  Портреты своих детей писали многие русские художники. Но так истово, как    Зинаида Евгеньевна Серебрякова, этого не делал никто. Одним из лучших произведений в жанре детского портрета стала картина «За завтраком». Создание бесхитростного уголка жизни как истинной драгоценности: красивые дети с бегло, но точно намеченными характерами, любовно написанная посуда, среди которой узнаваема каждая вещь – это действительно полнокровный и полноценный образ счастливого детства, согретого родительской любовью. У Зинаиды Серебряковой было четверо детей: Женя, Шура, Таня и Катя. Как и многие другие работы Серебряковой, это не просто портрет, а портрет-картина. Художница написала своих детей, сидящих за столом в ожидании еды. 

 В «Автопортрете с дочерьми» выписаны с легкостью, как по волшебству, только головы матери и двух девочек, прильнувших к ней, улучив момент, когда она в рабочей блузе с кистями в руках сделала паузу в работе, и они предстали на миг в зеркале. Выписаны волосы, лица, глаза, руки – не тщательно, но гладко, с полным впечатлением живых лиц, как у старых мастеров, а одежда обозначена мазками даже небрежно, как и фон. Девочкам 9 и 8 лет; они в «тельняшках». Матери 37 лет, но лицо ее молодо, даже юно – под стать юным лицам, прильнувшим к ней, – вопреки всем невзгодам времени.    Автопортрет написан в июле-августе 1921 года (надпись на обороте холста), а в октябре этого же года передан в дар Рыбинскому музею.

6. Образы детей в живописи советского периода

 

 Советская школа живописи основывалась на лучших достижениях изобразительного искусства второй половины ХIХ – начала ХХ веков. Детские образы остаются по-прежнему трогательными и непосредственными. В советской живописи характерно стремление выразить новые, значительные черты жизни детей этого периода: все пронизано любовью к жизни, ощущением счастья и оптимизма. Продолжая традиции русской реалистической школы, советские живописцы великолепно владели рисунком, мастерски передавали форму и цвет. Их творчество сохраняет высокий духовный потенциал.

В конце 1940-х годов Федор Павлович Решетников написал ряд работ, посвященных детской тематике. Картина «Опять двойка», входившая в этот цикл, стала хрестоматийной. По словам художника, первоначальный замысел произведения был совершенно иным  – «Опять пятерка». Разрабатывая содержание будущей картины, Федор Павлович посещал школьные уроки, наблюдал реакции учеников. На переднем плане полотна изображён школьник с портфелем в руках. Печальное лицо, опущенные глаза, нахмуренные брови говорят о том, что ему сейчас очень тяжело. И даже Шарик, любимец и друг, не радует мальчика. Ему очень стыдно: он опять получил плохую отметку. Вчера он весь день катался на коньках и не выучил урока. Пальто на нём расстёгнуто, из-под него виднеется воротник форменного пиджака. В руке потрепанный, перевязанный верёвкой портфель, из которого выглядывают коньки. Наверняка он уже сообщил своим родным печальную новость.

 Композиция персонажей картины представляет собой некий треугольник. Его вершиной является, расположенная в интерьере на стене под календарем репродукция более раннего произведения художника «Прибыл на каникулы». Прибегая к помощи этой говорящей детали, Ф.П. Решетников показывает положительный типаж, к которому должен стремиться главный герой картины «Опять двойка». 

Картина «Прибыл на каникулы» Ф.П. Решетникова вместе с другим известным полотном «Опять двойка» являются самыми популярными жанровыми произведениями. В картине явно просматривается сюжетная линия  –  связь поколений советских людей: с одной стороны, убеленный сединами дедушка, с другой – юные брат и сестра. Чтобы подчеркнуть выбранную линию, художник тщательно выписывает говорящие детали. На стене за спиной юного суворовца, срезанный краем картины портрет военного. Зритель не видит лица на портрете. Тем самым Решетников показывает, что это не какой-то конкретный человек, а собирательный образ отцов, не вернувшихся с фронта. Этот своеобразный прием символизирует память о своих родных и близких подчеркивает неразрывную связь поколений.

Аркадий Александрович Пластов писал детей, обобранных революцией и раскулачиванием, осиротевших в войну и пораженных в гражданских правах. Эти дети рано становились взрослыми, разделяя с отцами недетские заботы о хлебе насущном. 

 У А. Пластова много детских портретов, но почти нет «детских» картин, нет кукольно-сусального детского мира. Дети в «Жатве», разделившие со взрослыми все ужасы и лишения войны, образ девочки из знаменитой «Весны», с ее поднятым навстречу матери лицом, и характерной, согнутой в запястье ручкой, дети в веселой карусели «Ярмарки», в патриархальных «Мама», младенцы в картинах «Солнышко» и «Когда на земле мир», двойной профиль женщины и ребенка в «Кружечке молока». И самый, быть может, трагический образ в искусстве ХХ века – невинно убиенный пастушок в его «апофеозе войны» – «Фашист пролетел». Детские образы Аркадия Пластова – это метафоры вечности и незыблемости жизни, чистоты и непорочности.

 Федот Васильевич  Сычков свое предназначение в искусстве видел в том, чтобы раскрывать  красоту, неповторимость деревенского бытия, которые   чувствовал и понимал глубже, чем многие другие мастера, поскольку  вышел из этой среды и никогда  не порывал с ней. «Я посвятил свое искусство отображению жизни русской деревни» – писал художник.  Интересной страницей в творчестве живописца стали детские портреты. И живописные, и выполненные в технике акварели портреты детей показывают серьезное и глубокое понимание автором души ребенка. В них привлекает подкупающе искреннее в своей безыскусной простоте и ясности умение передать душевный мир детей. «Подружки», «Гринька»  принципиально отличаются от портретов крестьянских детей, написанных поздними передвижниками. В них смягчен социальный акцент, нет слащавости и сентиментализма. 

Заключение

 

Анализ научно-методической литературы по данной теме позволяет сделать следующие выводы:

Ребёнок в русской иконописи изображался созвучно христианскому пониманию, он не обладал чертами «детскости», что придавало ему определённую «зрелость». Образ, в каком ребёнок нам представал с иконы, являлся изображением внутреннего человека, у которого «идеальный возраст», отображавшийся на иконах, являлся показателем духовной состоятельности. Художник писал спеленатого младенца, чтобы напомнить зрителю о детской чистоте, безгрешности и невинности.

Детский портрет, как самостоятельный жанр появился в конце XVII века. Художников стали интересовать реальные лица, поначалу лишь важные «персоны». Живопись обрела европейские черты, среди жанров особое место стал занимать детский портрет, как правило, парадный. Каждая частичка тела ребёнка стала вырисовываться более ярко и чётко, чем раньше.

Детские образы - одна из прекраснейших и неисчерпаемых тем мирового искусства.  

Главные функции детского портрета в различные исторические эпохи были разными:

3.1. В древнерусском искусстве изображение детей связано с религиозной тематикой. Ребенок

Среда, 24 Сентября