Мир Детства » Культура » Мир детства в искусстве » Размышления в связи с открытым занятием на тему "Образы детей в искусстве"

Размышления в связи с открытым занятием на тему "Образы детей в искусстве"

http://festival.1september.ru/articles/513328/

Размышления в связи с открытым занятием на тему "Образы детей в искусстве"

Волобуева Наталья Валентиновна, преподаватель

Рязанцева Галина Фёдоровна, преподаватель

Разделы: Преподавание МХК и ИЗО

 

Владимир Солоухин писал в одном из эссе цикла “Камешки на ладони”: “Чтобы защищать и сохранять свою культуру, достаточно быть русским, грузином, немцем, итальянцем, испанцем… Чтобы сохранять культуру другого народа, надобно быть не меньше чем человеком”. Наша потребительская цивилизация стремительно развивается. Мы все на Земле становимся ближе друг другу в самых разных сферах. И встает вопрос о сохранении живой природы Земли и исчезающей культуры, которая делает человека человеком. Эта культура учит людей любить. И что-то конкретное, и что-то абстрактное, и что-то частное, и что-то общее. Испытывать любовь как одновременно состояние души, движение души, постоянные душевные и духовные усилия. В этом же – внимание к миру и ощущение-понимание своего места в мире. А следствием того, что в душе человека живет это чувство, будет уважение к людям и миру, принятие их и отсутствие насилия над ними.

При всех концепциях развития образования с их громадным положительным потенциалом, созданным творческим трудом обеспокоенных нашим будущим ученых, каждый человек чувствует, что главное – вырастить в душе ребенка любовь. И взрослый, и ребенок, и учитель, и ученик, – все мы испытываем потребность в любви, значит должны научиться и любить сами, и дарить свою любовь окружающему миру.

Не навязывая себя, помогая разумному и доброму, создавать вечное. Из этой глобальной установки, с нашей точки зрения должны органично вытекать все возможные методики, методы и приемы педагогического воздействия.

Это известно, с этой мыслью наверняка согласно множество людей. Как и с тем, что главные душевные усилия в этом направлении должен делать учитель. “Сперва люблю, потом учу”, – писал С. Соловейчик. Именно в этом моменте заключается главная ответственность учителя. Мнимый парадокс – информация на втором плане, а чувства – на первом.

Такая точка зрения на цели, задачи и труд педагога легла в основу концепции преподавания на созданном в 2001 году в Детской музыкальной школе г. Светогорска Ленинградской области Отделении Общего эстетического образования.

Учащиеся отделения – ученики 2, 3 и 4-х классов СШ №1 города. Наши предметы: “Основы эстетики”, “Слушание музыки”, “Хоровое пение”, “Детская риторика. Практика словесного творчества”, “Художественное слово” и “Основы аудио-визуальной культуры”. Цель образовательной области “Искусство” – личность, для которой необходимо и естественно общение с искусством. В процессе такого общения развивается эстетическое начало, создается система личностных ценностей. Наша основная цель – воспитать талантливого слушателя, зрителя, читателя-человека восприимчивого и воспринимающего. Человека внимательного, для которого естественно душевное усилие – не торопиться, а всмотреться, вслушаться, вчитаться. Чтобы потом через много лет не говорить своим подросшим детям слова, приводимые Владимиром Солоухиным в одном из эссе: “И я мог бы многое услышать в этом мире, но, к сожалению, сам я все время шумел”. Мы считаем, что таков путь с помощью искусства к чувству любви.

Занятия по программе “ОАВК” проводят в форме литературно-музыкального лектория с использованием эпипроектора и видеоаппаратуры два педагога – ведущий и концертмейстер.

Как ни странно, но лекторий – это общение. “Увиденное, услышанное, пережитое, перечувствованное, так или иначе воспринятое, осмысленное или лишь интуитивно осознанное и есть результат художественно-педагогического общения, который равно значим как для педагога, так и для ученика”, – писал С. Л. Старобинский в статье “Художественно-педагогическое общение в структуре музыкально-образовательной деятельности” (“Музыка в школе”, № 1, 2003 г.). Активное слушание – сложный познавательный процесс – соединено с глубокой эмоциональностью произведений искусства и естественной реакцией учителей и учеников. Соединение душевных порывов ребенка, взрослого и автора – творца есть главная ценность таких занятий. Предлагаем фрагменты из описания урока для учеников 3 класса. 

Тема занятия
“Образы детей в искусстве”

Цель занятия:

Воспитание культурного, грамотного, эстетически и нравственно развитого зрителя и слушателя.

Задачи воспитательные:

1.1 – воспитание уважения и внимания к миру, созданному по законам красоты; 

1.2 – утверждение чувства любви к Родине как проявления эстетического начала в человеке.

Задачи развивающие:

2.1 – формирование осмысленного отношения к искусству, к творческой деятельности человека, к творческому выражению собственного я; 

2.2 – развитие интереса к миру искусства в его многообразных связях с жизнью; 

2.3 – развитие чуткости, отзывчивости к индивидуальности автора, к своеобразию произведения искусства, понимание художественного произведения как отражения художником своего представления о мире; 

2.4 – умение отличить продукты массовой культуры, построенной на развлекательности и насилии, от произведений высокого искусства; 

2.5 – формирование творческих качеств личности ребенка: желания выразить себя в творчестве, воображения, образности мышления, эмоциональности.

Задачи образовательные:

познакомить с авторами и явлениями культуры;

дать возможность почувствовать:

а) связь русской культуры с миром западных культур;

б) связь времен, общее в произведениях искусства, созданных в разное время;

в) связь музыки, живописи и литературы;

г) диалог общего и своеобразного в искусстве.

Схема драматургии занятия
“Образы детей в искусстве” 

Начало занятия. 

Экспозиция. 

Живопись:

Икона “Владимирская богоматерь”, образ ребенка Христа.

Музыка:

С.В. Рахманинов, отрывок из Литургии Иоанна Златоуста “Благослови душе моя, Господи”.

Живопись:

М.В. Нестеров, “Видение отроку Варфоломею”.

Создание особой атмосферы, торжественной и возвышенной, необходимой для того, чтобы осознать и почувствовать глубину образов детей и связь их с историей, судьбой и духом русского народа.

Завязка и формулировка проблемы: Почему взрослые изображают детей? Пишут для них музыку, картины, стихи?

Потому что ребенок – во все времена человеческой истории:

– символ продолжения жизни, неостановимости бытия, а значит вечности мира;

– символ новизны и удивления вечно новым изменяющимся миром;

– символ чистоты и безгрешности;

– символ надежды на счастье, ведь никто не знает, что его ждет.

Разработка проблемы 1: Ребенок – символ продолжения жизни.

Живопись:

Ю. Ракша, “Продолжение”.

Разработка проблемы 2: Ребенок – символ новизны и удивления миру.

Живопись:

В. Серов, “Портрет Мики Морозова”.

Музыка:

М. П. Мусоргский, “В углу” из цикла “Детская”.

Живопись:

Н. Ярошенко, “Всюду жизнь”,

А. Г. Венецианов, “Жнецы”.

Музыка:

К. Дебюсси, “Маленький пастух”.

Проза:

А. Платонов, “Железная старуха” (отрывок).

А. Платонов, “Никита” (отрывок).

Живопись:

А. Пластов, “Первый снег”.

Разработка проблемы 3: Новый мир для ребенка – мир знаний. 

Живопись:

Н. Богданов-Бельский, “Сочинение”, “Устный счет”, “У дверей школы”.

Разработка проблемы 4: Ребенок – символ чистоты и безгрешности, а значит – красоты. 

Поэзия:

Н. Заболоцкий, “Некрасивая девочка” (отрывок).

Пьеса:

М. Метерлинк, “Синяя птица” (отрывок).

Музыка:

Ребиков, “Наивный рассказ”.

Разработка проблемы 5: Дети, лишенные детской радости узнавать мир и удивляться ему. 

Проза:

Л. Андреев, “Петька на даче” (отрывок).

Живопись:

В. Перов, “Тройка”.

Музыка:

С. Майкапар, “Сиротка”.

Разработка проблемы 6: Дети, уверенно осваивающие мир. Дети – символ надежды на счастье. 

Живопись:

В. Тропинин, “Портрет князя Михаила Андреевича Оболенского ребенком”.

Музыка:

К. Дюбуа, “Натали и ее первое фортепиано”.

Видео:

С. Прокофьев, балет “Ромео и Джульетта” (отрывок – Джульетта собирается на бал, сцена с няней).

Кульминация: Ребенку свойственно ощущение свободы и безграничных возможностей, но... дети вырастают и повторяют путь взрослых.

Поэзия:

К. Симонов, “Тринадцать лет. Кино в Рязани...”.

Живопись:

И. Е. Репин, “Стрекоза” (Вере – 12 лет), “Портрет дочери” (Вере – 14 лет), “Осенний букет” (Вере – 20 лет).

“Возвращение”, проблемы, финал: Умение сохранить в себе детское ощущение мира – путь к гармонии и счастию.

Рисунок:

Ю. Ракша, “Гармония”.

Поэзия:

М. Яснов, “В чудетство откроешь окошко...”.

Последействие. 

Домашнее задание: 

Рисунок на любую из тем: “Мир моего детства” или “Прощание с детством” или “...в детстве можно все на свете...”

Конец занятия.

 

 

Ход урока.

 

Ленинградская область, Выборгский район,

г. Светогорск.  Детская музыкальная школа

 

Отделение общего эстетического образования

 

Курс    «Основы аудио-визуальной культуры».

 

Форма:      литературно-музыкальный лекторий для

младших школьников (10 лет – III класс

общеобразовательной школы).

 

Образы детей в искусстве

 

Тема нашего лектория: образы детей в искусстве.

Перед нами знаменитая икона «Владимирская богоматерь», XII век.

По библейскому сказанию перед Марией и ее сыном Христом только что предстали крест, на котором будет распят Христос, и орудия казни. Сын и мать поняли, что  означает это страшное видение. Христу не избежать мученической смерти, и теперь все его детские и юношеские годы пройдут в ожидании казни, которую он должен принять. Мальчик испуган. Как всякий ребенок, он кинулся к матери, обнял ее, прижался щечкой к ее лицу, ища защиты и утешения. 

Он не по возрасту умен, преисполнен сознания какой-то особой своей роли, предназначенной ему судьбой. Теперь, когда вы вгляделись  в его лицо, оно, наверно, уже не покажется вам неинтересным. Перед нами детское личико, только отмеченное большим умом и пониманием происходящего.

Ваши сверстники из того далекого времени хорошо понимали, хотя и по-своему, что творится в душе этого мальчика.

Русская земля в XIII – XV веках стонала под тяжким татаро-монгольским игом. Мальчишки Владимира, позже Москвы (куда перевезли икону) отвешивали вместе со своими отцами поклоны перед Владимирской богоматерью, моля сотворить чудо – освободить Русь от врага. При дрожащем мелькании свечей чудилось ребятам, что это они прижимаются к своим матерям, ища защиты от ворвавшейся в город татарской конницы. Будто стон и плач стоит по всему посаду. Они тоже взрослели преждевременно. И наверно, каждый из них по-своему толковал знаменитый иконописный сюжет.

«И с тех пор в часы народных бед

Образ твой, над Русью вознесенный,

В тьме веков прокладывал нам след

И в темнице – выход потаенный...»

М. Волошин.

Давайте послушаем отрывок из Литургии Иоанна Златоуста «Благослови душе моя, Господи» знаменитого русского композитора Сергея Васильевича Рахманинова. Это духовная музыка, глубокая, торжественная, она восходит к самобытному складу русской духовной музыки a capella – без сопровождения. Для Рахманинова она была средством выражения его любви к Родине, его национального и гражданского чувства.

Перед нами один из шедевров живописи XII века.

Фигура ребенка не совсем пропорциональна. Но фигура матери совершенна. Чем же объяснить эту разницу в изображениях? Дело в том, что в религиозных сюжетах дети практически отсутствуют. Это либо маленький Христос, либо ангелы. Интерес к ребенку как к личности еще не созрел. Поэтому изображение детей отличалось большой условностью.

С религиозной тематикой связана знаменитая картина Михаила Васильевича Нестерова «Видение отроку Варфоломею». Константин Паустовский писал о ней: 

«Картина эта – как хрустальный светильник, зажженный художником во славу своей страны, своей России... В чистом, как ключевая вода, воздухе виден каждый листок, каждый скромный венчик полевого цветка, каждая травинка и крошечная девочка-березка. Все это кажется драгоценным. Да так оно и есть... Этот нестеровский пейзаж ударяет по сердцу каждого, у кого есть сердце. В нем выражена прекрасная сущность русского характера». 

А вот что о сюжете картины говорит сам художник: 

«...Серый, осенний день клонится к вечеру, тихо стоит еловый бор на пригорке, ветер не шелохнет и листочка молодых рябинок и берез, раскинувшихся  по откосу сжатого поля, далеко видно кругом, видна и речка, и соседние деревни. За лесом выглядывает погост – на нем благовестят к вечерне...

Уже давно Варфоломей ходят по полю. Отец послал его искать лошадей. Он устал, хотел присесть у дуба, подходит поближе, около него стоит благообразный старец. Он молится. После молитвы старец любовно подозвал Варфоломея к себе, благословил его, утешил и дал ему частицу тела Господня, а затем вместе с Варфоломеем пошел в дом отца его...»

Отрок Варфоломей стал Сергием Радонежским, одним из самых выдающихся людей своего времени. Именно он благословил русских воинов перед Куликовской битвой, 625-летие победы в которой мы отмечали в 2005 году.

Почему взрослые изображают детей? Пишут для них музыку, картины, стихи?

Потому что ребенок – во все времена человеческой истории

– символ продолжения жизни, неостановимости бытия, а значит вечности мира;

– символ новизны и удивления вечно новым изменяющимся миром;

– символ чистоты и безгрешности;

– символ надежды на счастье, ведь никто не знает, что его ждет.

Один персонаж знаменитого писателя А. Платонова говорит ссорящимся мужу и жене: «Если вам нечем спокойно существовать, вы бы почитали своего ребенка. Когда вы умрете, то он будет».

Давайте посмотрим на репродукцию картины Юрия Ракши «Продолжение». Здесь присутствует несколько смыслов: дочь похожа на мать, ребенок – продолжение родителей, человек – продолжение природы. Далеко уходящий пейзаж с холмами, деревьями, водой сине-зеленого холодноватого колорита и теплые цвета, мягкие линии профилей вызывают своеобразное восприятие: одновременно ощущение контраста и ощущение слияния, соединения.

Дети – это удивление всем новым для них…

Художник, музыкант, писатель показывает нам то, чего мы сами не видим, не замечали раньше. Искусство дарит ощущение новизны мира. Хотя почему «дарит»? Оно возвращает его нам. Когда взрослые были детьми, это чувство новизны мира было у каждого. Разве не так воспринимают мир дети? Они пришли в новый для них мир, они не видели ничего раньше. Стремление узнать, почувствовать, удивиться – живет в ребенке и очень часто пропадает во взрослом.

«Как зритель, не видевший первого акта,

На свет появляются дети.

И все же они умудряются как-то

Узнать, что творится на свете».

                                      С. Маршак

Взрослые завидуют детям. Многие бы хотели сохранить это ощущение беспрерывной новизны окружающего. Но дано это немногим.

Желание знать – толчок к развитию, к прекрасному будущему, в котором – жить очень интересно.

Перед нами знаменитая картина Валентина Серова «Портрет Мики Морозова».

В этом портрете Серов не вырисовывает ребенка, он лепит форму отдельными мазками. И вот из красочных мазков перед нами возникает маленькая детская фигурка, необычайно легкая, трогательная, наивная. Свежий ветерок в ярком зеленом саду, шорох листвы, мелькающие пятна света и тени, нагретая ручка тяжелого деревянного кресла...

Маленький Мика живет в каком-то удивительном мире, где каждый цветок, зверек, вещь – загадка. Этот мир иногда пугает его, чаще радует, всегда приносит нечто новое. И маленький Мика сочиняет множество историй и представляет в них себя то смелым мореходом, то путешественником в стране сказок. Вглядитесь в него, ребята, он участвует в какой-то сказке: совсем как ваши младшие братья. А сейчас он спрыгнет, побежит, будет шалить. Может быть, его даже, любя, будут наказывать за шалости, как Мишеньку – героя вокальной пьесы «В углу» из цикла «Детская» композитора Модеста Петровича Мусоргского

Мусоргский – один из самобытных русских композиторов. Вокальный цикл «Детская» написан на собственные слова. Слушатели переносятся в мир детей из городской среды, прототипами послужили дети брата Мусоргского, жизнь которых с интересом и теплым сочувствием наблюдал композитор. Изображение детского быта, игр и шалостей позволило Мусоргскому с большой правдивостью и чуткостью воссоздать психологию ребенка, его живые и непосредственные чувства. Прослушаем один из номеров цикла «Детская» «В углу». Обратите внимание на бережное произнесение каждого слова, умение тонко и правдиво воспроизводить характерные речевые интонации ребенка.

Давайте полюбуемся на персонажей картин, удивляющихся миру:

«Всюду жизнь».  Н. Ярошенко. Арестантский вагон. Женщина в темном платке и на руках ее маленький ребенок, который радуется появлению таких обыкновенных птиц, голубей и воробья. А матери интересен он сам – ее ребенок, а только потом птицы. А вот репродукция картины А. Г. Венецианова «Жнецы». Мальчик-подросток работает с матерью в поле. На руку маме сели две легкие бабочки, и мальчик засмотрелся на них. А мать смотрит на сына, замерла, чтобы бабочки не слетели с руки подольше – пусть сын любуется.

Давайте послушаем небольшую пьесу французского композитора Клода Дебюсси «Маленький пастух».

С именем Дебюсси связывается представление об особом музыкальном впечатлении. Многие его произведения посвящены передаче мимолетных настроений, состояний природы. Он также воплощает в музыке внутренний мир ребенка. В цикле фортепианных миниатюр «Детский уголок» одна из пьес «Маленький пастух» – нежная зарисовка, с очень выразительной рельефной мелодией.

Очень интересны образы маленьких детей у русского писателя Андрея Платонова. Первый образ – мальчик Егор из рассказа «Железная старуха», а второй – Никита из рассказа «Никита». Мир им интересен, они наблюдают его, рассматриваются, наделяют необычными свойствами, они пытаются понять свое место в этом огромном мире. 

А. Платонов:

«Егор подождал, что будет теперь, и увидел, что уже наступает вечер. Желтый свет позднего солнца осветил старое осеннее дерево, и стало скучнее жить. Нужно было идти домой, ужинать, спать во тьме. Егор же спать не любил, он любил жить без перерыва, чтобы видеть все, что живет без него, и жалел, что ночью надо закрывать глаза, и звезды тогда горят на небе одни, без его участия.

Он поднял жука, ползшего по траве домой на ночлег, и посмотрел в его маленькое неподвижное лицо, в черные добрые глаза, глядевшие одновременно и на Егора, и на весь свет.

– Ты кто? – спросил Егор у жука.

Жук не ответил ничего, но Егор понимал, что жук знает что-то, чего не знает сам Егор, но только он притворяется маленьким, он стал нарочно жуком и молчит, а сам не жук, а еще кто-то, – неизвестно кто».

«Никита оглянулся. На огороде стоял старый пень. Посмотрев на него, Никита увидел, что это голова человека. У пня были глаза, нос и рот, и пень молча улыбался Никите.

– Ты тоже тут живешь? – спросил мальчик. – Влезай к нам в деревню, будешь землю пахать.

Пень крякнул в ответ, и лицо его стало сердитое.

– Не вылезай, не надо, живи лучше там! – сказал Никита, испугавшись.

Во всей деревне было тихо сейчас, никого не слыхать. Мать в поле далеко, до нее добежать не успеешь. Никита ушел от сердитого пня в сени избы. Там было не страшно, там мать недавно дома была».

Вот репродукция картины «Первый снег» Аркадия Пластова.

Художник говорил: «Я во все картины правдами и неправдами ребятишек вписываю». А еще он записал такую удивительно верную мысль: «Надо, чтобы человек непреходящую, невероятную красоту мира чувствовал ежечасно, ежеминутно. И когда поймет он эту удивительность, громоподобность бытия – на всё его тогда хватит: и на подвиг в работе, и на защиту Отечества, на любовь к детям, к человечеству всему. Вот для этого и существует живопись».

Его ребятишки, несомненно, красоту бытия ощущают.

А сейчас поговорим о школьниках. В России лет 150 назад для крестьянских ребятишек школа была чем-то особенным, – окошком в новый мир – мир знаний. Быт крестьян, работа в поле были очень тяжелы, и новые знания – школьные – украшали жизнь, давали возможность увидеть новые, неожиданные вещи. Посмотрим на две репродукции картин художника Николая Петровича Богданова-Бельского

«Сочинение», за эту картину 30-летний художник получил звание академика живописи. Как мальчик поглощен процессом подбирания слов! Он мыслит. 

«Устный счет». Посмотрите, как увлечены мальчики, как горят у них глаза. Им и в голову не приходит шалить на уроке. Они учатся!

А сейчас мы вспомним, что дети – это чистота, безгрешность, в них нет еще взрослых недостатков, хитрости, лицемерия, они искренни и добры.

Пьеса «Синяя птица», знаменитый бельгийский драматург – Морис Метерлинк. «Синяя птица» – это символ счастья. Кого же можно послать за счастьем? Конечно, таких детей, о которых русский поэт Николай Заболоцкий написал:

«Ни тени зависти, ни умысла худого

Еще не знает это существо.

Ей все на свете так безмерно ново,

Так живо все, что для иных мертво!»

Главные герои – мальчик Тильтиль и девочка Митиль. Родители их бедны. Дети наблюдают, как в соседнем богатом доме справляют Рождество. Звучит «Наивный рассказ» композитора Ребикова.

«Митиль. А что это там такое золотое висит на ветках?..

Тильтиль. Ах, боже мой, игрушки!.. Сабли, ружья, солдатики, пушки…

Митиль. А кукол там тоже понавесили?..

Тильтиль. Кукол?.. Нет, куклы – это чепуха, это им неинтересно…

Митиль. А что это там расставлено на столе?..

Тильтиль. Пирожки, фрукты, пирожные с кремом…

Митиль. Когда я была маленькая, я как-то раз ела пирожное…

Тильтиль. Я тоже. Это вкуснее, чем хлеб, но только пирожных много не дают…

Митиль. А там много пирожных… Весь стол заставлен… Неужели они все съедят?.. 

Тильтиль. Еще как съедят! А что же, смотреть на них?..

Митиль. А почему они еще не едят?..

Тильтиль. Потому что они еще не голодны…

Митиль. (поражена).  Не голодны?.. Почему?..

Тильтиль. Они могут есть, когда захотят…

Митиль. (недоверчиво).  Каждый день?..

Тильтиль. Я так слыхал…

Митиль. Неужели они все съедят?.. Неужели они ничего не оставят?..

Тильтиль. Кому?..

Митиль. Нам…

Тильтиль. Они нас не знают…

Митиль. А если попросить?..

Тильтиль. Попросить нельзя.

Митиль. Почему?..

Тильтиль. Потому что это запрещается…

Митиль. (хлопает в ладоши).  Ах, какие же они красивые!..

Тильтиль. (в восторге).  И они смеются, смеются!..

Митиль. А малыши танцуют!..

Тильтиль. Да, да!.. Давай и мы с тобой танцевать!..

Прыгают от радости на скамейке.

Митиль. Ах, как весело!..

Тильтиль. Им раздают пирожки!.. Они берут их в руки!.. Они едят! Едят! Едят!

Митиль. И малыши тоже!.. По два, по три, по четыре!..

Тильтиль. (вне себя от радости).  Как вкусно! Как вкусно!.. Как вкусно!..

Митиль. (считает воображаемые пирожки).  Мне дали двенадцать!..

Тильтиль. А мне – четырежды двенадцать!.. Но я с тобой поделюсь…»

Только таких детей, которые не завидуют, можно было послать за Синей птицей – символом счастья.

А теперь мы вернемся к стихотворению Николая Заболоцкого:

 

«Некрасивая девочка.

 

Среди других играющих детей

Она напоминает лягушонка.

Заправлена в трусы худая рубашонка,

Колечки рыжеватые кудрей

Двум мальчуганам, сверстникам ее,

Отцы купили по велосипеду.

Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,

Гоняют по двору, забывши про нее,

Она ж за ними бегает по следу.

Чужая радость так же, как своя,

Томит ее и вон из сердца рвется, 

И девочка ликует и смеется,

Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого

Еще не знает это существо.

Ей все на свете так безмерно ново,

Так живо все, что для иных мертво!

И пусть черты ее нехороши

И нечем её прельстить воображение, –

Младенческая грация души

Уже сквозит в любом ее движенье.

А если это так, то чтó есть красота

И почему ее обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?»

Что же есть красота? И чистота, простосердечие и то, что достигается трудом души, чувства и ума.

Что же получается, когда у детей отнимают детство? В России дети взрослели рано: надо было работать.

Вспомним рассказ «Петька на даче» Леонида Андреева.

Маленький Петька был учеником цирюльника-парикмахера. Он целыми днями работал и ничего не видел, кроме грязной цирюльни, и был похож на маленького старичка. Однажды мать взяла его на некоторое время на дачу к господам, у которых она служила. 

Вот как было в поезде:

«…Он родился и вырос в городе, в поле был первый раз в своей жизни, и все здесь для него было поразительно ново и странно: и то, что можно видеть так далеко, что лес кажется травкой, и небо, бывшее в этом новом мире удивительно ясным и широким, точно с крыши смотришь. Петька видел его со своей стороны, а когда оборачивался к матери, это же небо голубело в противоположном окне, и по нем плыли, как ангелочки, беленькие радостные облачка».

А вот как было на даче:

«…Там было очень хорошо: всюду навалены груды камней, на которые с трудом можно взобраться, и промеж них растет молодая рябина и березки, тишина стоит мертвая, и чудится, что вот-вот выскочит кто-нибудь из-за угла или в растрескавшейся амбразуре окна покажется страшная-престрашная рожа. Но пришло время уезжать.

… Не просто заплакал, как плачут городские дети, худые и истощенные, – он закричал громче самого горластого мужика и начал кататься по земле, как те пьяные женщины на бульваре. Худая ручонка его сжималась в кулак и била по руке матери, по земле, по чем попало, чувствуя боль от острых камешков и песчинок, но как будто стараясь еще усилить ее.

На обратном пути в поезде:

…Петька не вертелся и почти не смотрел в окно, а сидел такой тихонький и скромный, и ручонки его были благонравно сложены на коленях. Глаза были сонливы и апатичны, такие морщинки, как у старого человека, ютились около глаз и под носом…»

Детей, очень похожих на Петьку, показал нам русский художник Василий Перов. Вот репродукция его картины «Тройка». Посмотрите на лица этих детей – они ничего не выражают. А что такое «Тройка»? Это не тройка коней с колокольчиком под дугой, которая мчится по заснеженной лесной дороге. Это – трое ребятишек с тяжелой обледеневшей бочкой. 

Давайте послушаем пьесу Самуила Майкапара «Сиротка», образ ребенка в которой во многом похож на образы Василия Перова. Пьеса «Сиротка» – из цикла «Бирюльки», отличается мелодичностью, изяществом, ясностью характера.

А теперь давайте обратимся к образам совсем других детей. Они другие – и по принадлежности к другой социальной среде, и по месту в жизни, и по психологическому настрою.

Перед нами «Портрет князя Михаила Андреевича Оболенского ребенком» Василия Тропинина. Посмотрите, какой уверенный, спокойный взгляд у мальчика, какое чувство собственного достоинства, какое ясное понимание своего места  в мире. В руках у него книга, – символ новых знаний, интереса к жизни, под ней пушечка – это и игрушка, и намек на военную карьеру. Такие дети любят учиться, учение для них – радость. Очень похожа на этого мальчика девочка Натали. Давайте послушаем, как она учится играть на фортепиано, с настойчивостью и непременной уверенностью, что у нее все получится. Итак, композитор Клод Дюбуа, «Натали и ее первое фортепиано».

А сейчас мы посмотрим отрывок из балета Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта» «Джульетта – девочка». Обратите внимание, ка

Среда, 1 Октября